(ВИДЕО) Хабиб Нурмагомедов: По воле всевышнего разобью Петтису лицо

Российский легковес о своем восстановлении, потере претендентского статуса, доказательствах «страха» Энтони Петтиса и божьей воле.

Khabib-Nurmagomedov1

По итогам 2014 года Хабиб Нурмагомедов занял 91 место в списке 100 самых популярных спортсменов России, но это дело поправимое: совсем скоро крупнейший ММА-промоушен мира UFC может заключить сделку с российским телевизионным холдингом ВГТРК — и тогда Хабиба будут знать в России не только жители Дагестана и активные пользователи интернета. В UFC Нурмагомедов провел шесть боев, все шесть выиграл — и сейчас находится на первом месте рейтинга претендентов на чемпионский пояс в весовой категории до 70 кг.

Первое место, впрочем, пока не помогло ему получить титульный бой: 14 декабря право попытаться забрать чемпионский титул у американца Энтони Петтиса получил бразилец Рафаэль Дос Аньос, которого Хабиб победил в апреле 2014-го и который после этого выиграл следующие три боя. Президент UFC Дана Уайт сообщил, что Хабиб стал бы соперником Петтиса, если бы ему позволило здоровье: в конце июля Нурмагомедов порвал крестообразную связку — и в следующий раз войдет в клетку UFC не раньше апреля 2015 года.

— Сейчас восстановление на завершающей стадии, — говорит Хабиб. — Почти три месяца я был на реабилитации в Америке. Продолжаю ее дома — в Дагестане. Лет 15 назад из-за таких травм заканчивали с профессиональным спортом. А сейчас можно восстановиться за 6-8 месяцев. В июле сделал операцию, в январе начну бороться — надеюсь, в феврале буду уже стопроцентно здоров и приму бой на апрель-май.

— Вы были претендентом номер 1 на чемпионский пояс UFC, которым сейчас владеет Энтони Петтис. Но внезапно титульный бой получил Рафаэль Дос Аньос, которого вы побили в апреле 2014-го. Как так вышло?

— Я не был — я и сейчас претендент номер 1. Потому что я занимаю первую строчку в мировом рейтинге после чемпиона. Все эксперты мира считают, что я заслужил бой за титул. А то, что сейчас выпускают Аньоса против чемпиона, — этим они себя поставили в смешное положение. Потому что полгода назад я победил Аньоса вообще без вопросов. Если кто-то говорит, что у меня там ударная техника хромает, — вот ответ: Аньос разбивал в стойке лучших бойцов мира, а мне за 15 минут не нанес практически ни одного удара — и все 15 минут я доминировал. Я ему даже шанса не дал. UFC поставили его претендентом — ну что, это их право. Думаю, это окончательное решение UFC. А я подерусь в апреле-мае с победителем боя Серроне — Джури или Хендерсон — Альварез. Мне все равно, кто из них станет моим соперником. Главное, чтобы восстановилось мое колено, а дальше пускай хоть вдвоем против меня выходят.

— Вот вы проснулись в воскресенье посмотреть бой Дос Аньос — Диаз. Вот Дос Аньос избивает Диаза — вы в этот момент сразу поняли, что вас подвинут в очереди?

— Я все понял, узнав, о чем мой менеджер говорил с президентом UFC Даной Уайтом перед боем Дос Аньос — Диаз. Уайт сообщил, что Петтис настаивает на том, чтобы следующую защиту титула провести в марте. И было понятно, что Дос Аньос, побив Диаза, согласится на бой с Петтисом в марте. Я бы тоже согласился, но у меня нет лицензии на март.

Если кто раньше считал, что я говорю пустые слова о том, что Петтис меня боится, — вот факты. Петтис потребовал бой на март, потому что знал, что раньше конца апреля мне не дадут допуск до боев: в UFC этот вопрос не формальность, там очень серьезная врачебная комиссия — и до назначенного врачом срока мне просто не дадут лицензию. Куда же Петтис так спешит? Очевидно: он избегает боя со мной. Ну ничего. Мы его догоним — и, по воле Всевышнего, разобьем ему лицо.

— Уверены в своей победе?

— Я тренируюсь всю свою жизнь — и знаю свои силы и возможности. Вы знаете, когда я года полтора назад говорил, что хочу драться с Нэйтом Диазом, многие фанаты упрекали меня: «Куда ты спешишь?» А сейчас Дос Аньос, над которым я доминировал все 15 минут, разбил Нэйта Диаза в стойке — просто без вариантов разбил, не почувствовал его. Просто наши фанаты привыкли к громким именам американцев — и считают их недосягаемыми. Но нет таких правил, нельзя воспринимать своих бойцов как второсортных. 80 процентов русских бойцов, уехавших в США, добиваются побед. Американцы уже начали избегать боев с нами. Бойцы старой школы принимали те бои, которые им назначали, у них и выбора не было. А сейчас многие вроде как поумнели — и избегают боев с неудобными соперниками. Но это не ум, это страх.

— Разочарованы тем, что вам снова не дали титульный бой?

— Нет. Сейчас декабрь 2014-го. Я подписал контракт с UFC в январе 2012-го. Три года назад я не входил даже в число четырехсот лучших бойцов мира. Сейчас я на первой строчке после чемпиона. Мой отец, моя команда, мой менеджмент — все люди вокруг меня говорят: пускай они дерутся, мы посмотрим со стороны, восстановимся до конца, примем еще один бой — и увидим, как они тогда запоют. Я люблю трудности, люблю, когда напротив меня стоит соперник с хорошим именем, когда все говорят, что он лучше меня. Меня это мотивирует. В 2015 году я вернусь еще сильнее. И им уже некуда будет деться, когда я выиграю свой следующий бой с помощью Всевышнего. Они дадут мне титульный бой, я выйду против их бумажного чемпиона, который боится принять бой со мной, — и тогда мы посмотрим. Когда клетка закроется, закончатся все разговоры. И я выйду из этой клетки победителем. Если раньше я еще думал, что Петтис может по мне случайно попасть, то сейчас об этом даже не думаю.

— Почему?

— Потому что я вижу, что соперник напуган. Знаете, страх — это худшее, что может быть в бою. Даже случайно пропущенный удар это не то. Если человек напуган, он ничего не может сделать, он уже поехал на лыжах по асфальту. Всё. Он никуда не убежит из этой клетки. Я вижу в Петтисе страх. Я видел его на турнире, смотрел ему в глаза, он на меня не смотрел. Да, Петтис перед всеми сказал, что принимает бой со мной. Но, выйдя с пресс-конференции, он начал закулисные движения, стал звонить Дане Уайта и говорить: «Я хочу в марте! Я хочу в марте!». Как котенок. Потому что он знал, что мне дадут лицензию только на апрель! Почему он не мог подождать эти 25-30 дней? И вроде кажется — что много говорить об этом? Но не разговаривать тоже не получается. Когда ты выступаешь, всех побеждаешь и этого не замечают, приходится напоминать: «Эй, я тоже здесь! Я не на четырнадцатом месте рейтинга, а на первом!» Я непобежден, моя статистика в UFC — 6 побед в 6 боях (показатели Хабиба за всю карьеру в ММА: 22 победы, 0 поражений — prosport-online.ru). И я главный претендент на титул.

— Петтис в борьбе вас не потянет?

— Разницы нету мне — в стойке или в борьбе. Я выхожу туда драться. Бой начинается со стойки, а дальше уже будь что будет. Я ни в одном аспекте не уступаю ни Петтису, ни другим бойцам из топ-10. Мне 26, я полон сил. Пришло время наших бойцов. Это российское вторжение.

 

Источник: valetudo.ru