«Он плакал после нашего боя». Первый человек, который побил Конора МакГрегора

8d0da4ff5cd7Артемий Ситенков, который в 2008 году победил самого популярного сегодня бойца ММА Конора МакГрегора, рассказал о своей невероятной судьбе.

«С виду я безобидный, худенький, бледненький. Когда выигрывал, все думали – случайно»

– Расскажи о ММА в Литве в 2004-м, когда ты начинал карьеру.

– Когда я начинал карьеру в боях, ММА только набирало популярность. В основном у нас в миксфайт шли тайбоксеры. Борцы редко переходили в смешанные единоборства. Литва тогда часто принимала турниры Bushido, на которых, кстати, в свое время дрался Федор Емельяненко.Так как организатор этих турниров сам с тайского бокса, а в Литве зрители обожают мордобой, а не борьбу, то рефери часто помогал тайцам выиграть. Однако, несмотря на это, общий уровень был. Несколько литовцев, в том числе и я, входили в рейтинги лучших европейских бойцов в своих весовых категориях.

Сейчас ММА в Литве находится на очень низком уровне. Соревнования есть, но все разбились на кланы: «Я дружу с тем, тот не дружит с этим, я буду его соперником, только если он скинет пять килограмм». В общем, такая х*рня. Очень слабый уровень и сейчас он вряд ли поднимется . В мои времена уровень был повыше (смеется).

– Причина в недостатке финансирования?

Если ты интересуешься смешанными единоборствами, то должен понимать, что ММА — это коммерческий вид спорта, и он не финансируется государством, как, например, олимпийские дзюдо и греко-римская борьба. Литва, на мой взгляд, бедная страна. Наши политики, конечно, говорят иначе, но я считаю, что у нас в стране крутятся маленькие деньги. А в спорте тем более. Если это только не баскетбол.

В Литве по ММА в год проводятся два больших турнира. Допустим, ты местный профессиональный боец. Ну и попробуй проживи на двух турнирах, когда гонорары с них, если поделить на количество месяцев в году, меньше средней заработной платы по всей стране. Поэтому каждый боец в Литве должен работать на стороне и только в свободное время тренироваться. Это первый пункт.

Второй пункт — перспектива. Литва маленькая, всего три миллиона человек. Допустим, в категории до 66 кг в стране четыре бойца. Три турнира прошло за три года, провели они между собой шесть схваток — всё, им больше не с кем драться, надо ехать за рубеж. Дальше труднее. Попробуй попади в UFC, будучи литовцем. Ты просто не будешь интересен спонсорам. Для заграничных организаций нужны только мальчики для битья.

В начале никто не заботился о моей карьере. Ты только начинаешь, а организаторы привозят тебе японца-профессионала, который живет чисто на деньги с боев. Свой второй профессиональный бой я провел с первым номером Европы в 70-ти килограммах Ремигиюсом Моркявичусом, а я всего 60 тогда весил. Разница в две весовые категории. Меня как мясо выставили. Я потом посмотрел, посмотрел и думаю: «Не, что-то тут не хорошо» (смеется). Однако потом я познакомился с Алфредасом Лифшицасом, который стал моим менеджером.

Позже я мог себе позволить строить карьеру заграницей, так как владею языками, есть куча знакомых в ММА-сфере, энергичный менеджер, а у других литовских бойцов ничего из этого нет. Тем более, в основном, бойцы — люди со слабым пониманием кухни ММА, люди с ограниченными возможностями, так как им необходимо работать, содержать семью, а еще и заниматься спортом.

У меня вот в карьере все было очень просто. С виду я безобидный, худенький, бледненький. Я выигрывал, но выглядело это так, будто произошло случайно. Ну и меня звали на реванши, на следующие турниры, на которых я опять всех побеждал. Выигрывал, выигрывал и  стал первым в европейских рейтингах. Вторым шел Фил Харрис, он проигрывал бойцам, которых я побеждал. Третьим числился Нил Сири, я у него выигрывал болевым. Тогда-то и подумал, что следующая ступенька — UFC.Ведь все честно, они набирают бойцов в только что открывшуюся у них категорию до 57 кг, а в Европе я первый в этой весовой. Но не тут-то было. Никто из западноевропейских бойцов больше не захотел со мной биться, так как понимали, что подравшись с Ситенковым можно получить поражение и не быть подписанным в UFC. Меня тупо год игнорировали: «Ситенков? Нет, нет, спасибо, он нам не нужен». Я понял, что меня таким образом просто вычеркивают из рейтингов. В итоге в UFC подписали Фила Харриса и Нила Сири, а не меня.

Затем появились предложения на бои в весовой повыше. В категории до 62 кг я провел пару боев и проиграл в них. И уже после третьего подряд поражения от Петро Менго я понял, что всё, карьера закончилась.

Последние мои бои просто по приколу. Езжу, чтобы деньги в карман положить, мир посмотреть, с людьми пообщаться.

Почему тебя не взяли в UFC?

– В те времена в UFC никого не брали из Восточной Европы. Только в последние годы начали подписывать. Из Литвы, Латвии, Белоруссии, Украины, России — никого не брали. Я как раз попал в то время (улыбается). Сейчас бы скорее всего с такими победами и с таким рекордом я бы попал в UFC.

«Лежу больной на кровати в Ирландии. Звонок: «Хочешь подраться?» Через день уже вышел на бой в Гонгонге»

1014389_524747624252021_1061130623_nКак ты очутился в ММА?

– С семи лет я занимался дзюдо. Когда стал кандидатом в олимпийскую сборную, меня не отвезли ни на одни отборочные соревнования перед Олимпиадой в Пекине. То есть на Олимпиаду я не имел даже теоретических шансов попасть, так как был бедным студентом, не имеющим средств, чтобы самостоятельно летать на отборочные.

Пятнадцать лет прозанимался дзюдо. На Олимпиаду не попал, так как система коррумпирована и проталкивают своих. Обиделся, забросил дзюдо. Стал выступать всюду и везде. Мне было весело, ездил зарабатывал медали с чемпионатов Европы и Мира.

Артемий показывает стену с десятками медалей по грэпплингу, панкратиону, дзюдо, боевому и спортивному самбо.

Эта за 3-е место в Санкт-Петербурге в 2008 году. Эта за 2-е место на европейском чемпионате в Милане, 2009. Эта — 2-е место, чемпионат Европы, Греция.

То есть будучи бойцом ММА, ты параллельно выступал в других видах единоборств?

Да, какое-то время я выступал и там, и там. В 18-19 лет боевое самбо, конечно, прикольно, но с возрастом ты задумываешься о деньгах. Думаешь: «А зачем мне эти медальки, грамота и цветок, если у меня их полная стена?».

Я вот тебе говорю, Литва маленькая, Литва бедная, но эти два турнира, которые ежегодно у нас в стране проводит Bushido, собирают по 10-12 тысяч зрителей, то есть как средние турниры UFC. Только вот бои сейчас левого качества, привозят местным бойцам мешков, им невозможно проиграть. Бой заканчивается, а победивший литовец кричит: «Да, я чемпион мира!» Какой ты чемпион мира? Ты побил соперника, который даже в чемпионате Латвии третьего места не займет. Вот так смотришь на все это и ловишь себя на мысли: «Бл*ха муха, насколько же уровень упал!». Ну а Bushido за счет этого шоу, салютов, различных выходок нагнетают атмосферу, говорят что будет супер-мега бой за звание чемпиона мира. Хотя если смотреть глазами профессионального спортсмена, то это… Как бы приличнее сказать… Обмануловка (смеется).

– Когда-то у тебя была хорошая серия из семи побед. Думал тогда о попадании в организации посерьезней?

Все говорят, что Bellator — вторая по силе организация после UFC, а я бы сказал, что Cage Warriors, только она сейчас не существует. Я победил чемпиона Cage Warriors Нила Сири. Ну куда выше, особенно в то время?

– Сейчас ты держишь залы по смешанным единоборствам.

Мы с моим менеджером Лившицасом, с которым познакомились, когда ему было 15 лет, доросли до того, что открыли два зала по ММА и муай-тай в Вильнюсе, третий не покатил, его мы закрыли. На первых турнирах, кстати, при выезде заграницу, по документам я был ответственным за Алфредаса во время поездки, так как он был подростком (смеется). Залы же оборудованы офигенно, они самые крупные по ММА в Литве.

С кем-нибудь из своих бывших соперников поддерживаешь связь?

Неделю назад я учеников своих в Англию возил. Так там на турнире в главном бою вечера дрались Стив МакКомб и Бретт Кассвел. С обоими я раньше дрался. Стива выиграл, а вот Бретту проиграл: у меня прямо во время боя мышца между ребер порвалась и я попросил рефери остановить поединок, хотя уверенно вел и думал: «Чувак, что? У тебя такой низкий уровень, а еще в рейтингах Европы и хочешь попасть в UFC?» Увиделся с ними, поздоровались, перекинулись парой фраз.

Ты ведешь своих учеников по их карьере в ММА?

Я даю им любительский опыт выступлений. Пользуясь старыми связями, вожу туда-сюда в Литве, заграницей. Мы и турниры у себя в стране проводим. Довольно неплохо выходит, мне нравится. Потом, когда они станут профессионалами, то, скорее всего, бразду управления их карьерами возьмет на себя Лившицас.Он, кстати, двоюродный племянник (или что-то в этом роде) экс-министра финансов России Александра Лифшица.

Какой турнир по MMA из тех, на которых ты выступал, запомнился тебе больше всего?

– Наверное, первые. Впечатление большое: световое оформление, огни, публика, которая кричит: «Ааа, убей его!» Было весело.

В боевом самбо и других единоборствах все-таки не такие грандиозные выходы. Сидишь в секторе для спортсменов недалеко от борцовского ковра, ждешь боя, называют твою фамилию каким-нибудь скучным голосом на каком-нибудь болгарском, а ты думаешь: «Я это или не я?»

Самая дикая история, что случалась с тобой за твою карьеру?

Моя схватка в Гонконге очень прикольная была. Я тогда в Ирландии жил, с деньгами плохо было. Заболел. Лежу второй день на кровати, не вставая, думаю: «Чем бы сегодня заняться?». Звонок.

– Алло, привет, хочешь драться в Гонконге? Цена такая-то.

– Ммм, круто, хочу.

– Тогда вставай с кровати и езжай на вокзал.

Собрал вещи и уже в такси позвонил своему менеджеру, чтобы тот на меня не ругался. Затем десятичасовой перелет, такси от аэропорта на паром, с парома в Гонконг, оттуда в Макао, с Макао такси на арену, в арене: «Добрый день, соперник, я Аремий Ситенков». Минут 30 на разминку и уже я выхожу драться после того, как день назад валялся на кровати в Ирландии.

Нормально, кстати, бой отстоял. Проиграл только. Сказалось, что болел, не спал в самолете и на ринг выходил в три-четыре часа ночи по своему обычному часовому поясу. Еще после турнира пришлось за своими же деньгами бегать, искать их и выбивать (улыбается).

«Если боец – дебил, ничего не помнящий и не знающий, то за ним постоянно присматривают»

Ты жил в Ирландии?

Жил там год. 2010-й был самым плохим в моей жизни. Мы тогда в Литве строили дома на продажу. Но тут случился кризис, обвалились цены на недвижимость, и я потерял все деньги. Затем открыли с другом фирму по продаже запчастей для BMW, но было принято решение, что пока она не раскрутится, я должен свалить из страны и зарабатывать своими силами. Уехал в Ирландию, работал там тренером. Думал, что поднакоплю и вернусь в Литву с каким-то капиталом. В Ирландии оказалось тоже кризис, дополнительную работу найти было тяжело. Заработка едва хватало на аренду жилья. Полубомжом был. Мобильники по акциям скупал и отправлял в Литву, чтобы навариться. Много чего я тебе не могу рассказать по соображениям здравого смысла.

425082_353970717956435_1419857397_n– Ты дрался в огромном количестве стран. Каков в разных странах уровень организации боев ММА?

– Теплая шведская публика понравилась. Ты вроде побил местного человечка, а к тебе подходят, поздравляют, фоткаются. В Ирландии все вежливые. Быть может, тебя не любят, но в лицо будут говорить, что ты молодец. В Казахстане, если ты дерешься против казаха, то для фанатов становишься врагом. В Литве то же самое, кстати. Увидели русскую фамилию — всё, враг, враг.

Очень высокий уровень промоушенов в Финляндии и Швеции. У них все строго расписано. Если, говоря прямым текстом, боец – дебил, ничего не помнящий и не знающий, то за ним постоянно присматривают, не дают шанса потеряться и куда-либо опоздать.

Самый плохой уровень организации, с которым я сталкивался, в Казахстане. Суперплохая организация. Американец говорит: «Мне нужна соль, чтобы сбросить вес, и сауна». Ему говорят: «Да, да, хорошо», – и уходят. Он сидит волнуется, а ты попробуй объясни американцу, что казахи врут. Когда ты говоришь казаским организаторам о какой-то проблеме, то они думают о том, как отмазаться от тебя и уйти (смеется).

Везли нас, бойцов, в Казахстане из отеля на турнир. Водитель до кучи насадил в авто своих друзей, чтобы те тоже добрались до арены. Они еще всю дорогу кому-то звонят, с кем-то разговаривают постоянно. А тут еще несколько парней захотели к нам подсесть. Ай! (бьет ладонью себе по лбу). Все иностранцы были в шоке, особенно корейцы.

На втором месте — Ирландия. Они сказочные долбо*бы: «Что? Тебе нужно место, чтобы размяться? А тут плохо? Ну что поделать. Разминайся тут». Потом: «Что? Тебе нужны твои деньги? На, бери, чуть не забыли» (смеется).

– В США бывал?

В 2011-м я ездил туда на отбор TUF. Первым этапом была борьба. Перед схваткой заболел. Два дня лежал в отеле, ничего не ел, пил только кипяченую воду, чтобы с потом согнать вес. Выглядел в этот момент, как труп. К тому же очередь в коридоре перед схватками огромная, сотни людей, а я больной, и местные охранники по соображениям пожарной безопасности не разрешали даже присесть. У меня не получилось заломать своего соперника, здорового негра, весящего на две категории больше. Меня не взяли на TUF.

Не пытаюсь оправдываться. Я даже здоровым бы не заломал этого негра. Некоторые бразильцы по четыре-пять раз брали на болевой своих соперников, а их не брали на шоу. Взяли моего бывшего соперника Пола МакВэя, который отборолся вничью, и нынешнего бойца UFC Вогана Ли, тому в отборе достался откровенно слабый соперник. UFC нужны англосаксонцы, шотландцы, англичане, ирландцы, пара шведов, один-другой фин, поляк.

Меня же два года рассматривали в UFC, знали, что я лучший в Европе. Говорили: «Жди». Потом я вылетел из рейтингов, так как год со мной никто не дрался.

Какое впечатление от Даны Вайта?

Бизнесмен. Свою работу офигенно выполняет. По-моему, он еврей. Мне кто-то из моих знакомых евреев это говорил. Ну а как человек, мне кажется, Дана не очень хороший.

«За победу над МакГрегором я получил салатницу и 500 евро»

rue787c7b899e.36 Ты помнишь, как тебе предложили бой с МакГрегором?

– В те времена, о которых я уже рассказывал, выигрывая, должен был претворяться, что у меня все выходит случайно. В противном случае, меня бы просто не приглашали на бои в дальнейшем. У меня это неплохо получалось. Ирландцы в ту пору еще не прочухали, что я хороший боец, а Джон Кавана, тренер МакГрегора, как раз устраивал свои турниры под названием Cage of Truth. Могу даже трофей за победу над Конором показать.

Артемий достает серебристую салатницу и начинает её описывать.

– Она металлическая (стучит по салатнице), но звучит фуфлово, значит, из какого-то левого металла. Вот этот венок, который здесь приклеен, из пластмассы. Вот эти веточки и табличка тоже. В общем, дешевая китайская фигня (смеется). За победу над МакГрегором я получил эту салатницу и 500 евро.

Я уже и не помню, как мне предложили бой с Конором. То ли через менеджера, то ли Кавана на одном из турниров подошел. Джон предполагал, что МакГрегор должен победить меня. По его мнению я был бойцом, который уже имеет опыт заграничный выступлений, есть в рейтингах и которому можно не так много платить.

Самостоятельно купил билеты в Ирландию, полетел на бой. Уговоренный вес был до 66 кг. Я весил 60, Конор еще скидывал. Затем случился неприятный момент. Все бойцы турнира взвешивались на одни весах, а когда наступил наш с МакГрегором черед, Джон Кавана достал другие весы и на них я стал весить 59 кг. Я не мог возразить, потому что мог улышать: «Тебе что-то не нравится? Улетай обратно в Литву».

Сейчас начнется «Что он такое говорит? Это же сам Конор МакГрегор, суперзвезда! Как он мог не сделать вес! Джон Кавана — уважаемый тренер, он не мог подкрутить весы!» Мог. Мы, литовцы, в Англии и Ирландии — люди второго сорта, как у вас в России гастрабайтеры. Видимо, Кавана считает, что с литовцем можно вот так некрасиво поступить. Хотя сейчас МакГрегор постоянно делает вес к бою, но тогда ему, наверное, было в падлу, и легче было подсунуть левые весы.

– Как развивался тот бой?

– МакГрегор больше меня в момент боя минимум на восемь кг. Он — боксер, я — борец. У него руки длиннее. Что тут думать? Показал что-то несуразное в стойке и полез в клинч. Перевел в партер, провел Конору рычаг колена.

– В ту пору он считался потенциальной звездой?

– Считался. Он непобежденный был, все бои до меня закончил досрочно. Но лично я таким его не считал, не думал, что он дорастет до таких высот. Хотя, на мой взгляд, МакГрегор и сейчас не является какой-то суперзвездой, каким его делает UFC. Конор классно болтает, он — ирландец, а в США их любят, так как около десяти миллионов американцев имеют ирландские корни. Во всех американских фильмах, сказках ирландцы позиционируются если не братским, то крутым и прикольным народом.

UFC продвигает МакГрегора. Он бился всего с одним бойцом из топ-5, и то Мендес вышел на бой всего с двумя неделями подготовки. Чад не имел специального кэмпа, настроенного на бой с Конором. С кем еще дрался МакГрегор? Ну Холловэй неплохой соперник, но в пору их боя он только набирал обороты. Почему не поставили Конора с Фрэнки Эдгаром? Эдгар бы его сделал, ровно как и подготовленный Мендес.

– Сразу после боя Конор не пожал тебе руку.

– Он плакал.

– Ты подходил к нему в этот момент?

– Нет. К нему подходил Кавана и утешал его.

– Стал ли ты болеть за Конора после его подписания в UFC?

– Мне прикольно. Я не чувствую к нему какой-то зависти. Он молодец. Ну родился он ирландцем, а я родился русским в Литве. Родись МакГрегор в Литве или в России, стал бы он такой звездой? Скорее всего нет. Его дагестанцы бы больно в нос побили и забороли (смеется).

Конечно, у МакГрегора своя судьба, у меня своя. Он побеждает в UFC, я рад за него, но не скажу, что прям болею за него. Мне не нравится его похвальный стиль. Мне симпатичен Альдо. Если все истории про то, как он поднялся с самых низов – правда, то это достойно восхищения.

– Тебя не напрягает, что тебя вспоминают только через призму победы над МакГрегором?

– Нет. А за что меня еще вспоминать? За то, что я был первым в европейских рейтингах? Так эти рейтинги постоянно меняются. За то, что у меня два высших образования? За то, что я выигрывал медали по самбо? Ну так полно этих чемпионов и призеров. За то, что я побил Джеймса Дулана, которого никто не знает, и который побил бы в свое время Конора, если бы состоялся их бой? Я не честолюбивый, понимаю, что обычный человек. Ну побил МакГрегора. Так в те времена он был для меня обычным подростком.

Но тебе приятен сам факт победы над, возможно, будущим чемпионом UFC?

Если честно, приятно. Я не афиширую свою победу над ним, даже не все мои ученики об этом знают. Иногда они приходят с квадратными глазами: «Тренер, ты побил Конора?!» – «Да, я побил Конора», – «Извините, я не знал», – «А за что ты извиняешься?» – «Я думал в Литве такой уровень…» – «Ааа, то есть до этого момента ты считал меня лохом, да?» (смеется)

– Дашь Конору возможность реваншироваться?

Конечно дам. Хоть завтра могу выйти с ним драться. Правда победы, как в прошлый раз, не обещаю (смеется). Пускай меня только в UFC подпишут. Буду первым литовцем в истории этой организации. Но это бой, конечно, невозможен: между нами две весовые категории.

«Каждая нация переписывает историю на свой лад, замалчивая преступления, подтасовывая факты»

– Говорят, что ты любишь слушать Игоря Растеряева.

Да, это в молодости ты гоняешься за попсой, а с возрастом начинаешь искать смысл. Он молодец. Я ему даже как-то написал в фэйсбук, что я из Литвы, и что песни мне очень помогают, он ответил мне.

Мне нравятся исторические песни Растеряева, «Ермак», «Курган», «Русская дорога», которая про Вторую мировую. Тут же в Литве на тему войны много спекуляций идет, переписывается истории. Такую глупость по новостям о России говорят.

Мне говорят: «Сталин был плохой, он кровавый». Я им отвечаю: «Окей, плохой. Но вообще-то он грузин. И Иосиф Виссарионович лучше Гитлера, по генеральному плану которого от населения Литвы, России и Польши осталось бы 15% для подсобных работ».

Каждая нация переписывает историю на свой лад, замалчивая преступления, подтасовывая факты. Порой перевирает ее полностью. Сейчас в Литве модно наговаривать на Путина, ругать Россию, пророчить ей кучу бед и неминуемый крах. СМИ тут над этим усердно трудятся.

– Никита Крылов у тебя в клубе тренируется?

Не совсем. Он иногда приезжает на сборы в наш клуб. Мой напарник и менеджер Лифшицас является менеджером Никиты. Еще Альфредас вел какого-то грузинского тяжеловеса, но он погиб в автокатастрофе (Гурам Гугенишивили — прим.). Он только-только договорился было подписать этого бойца в крутую организацию.

Видел твое фото с Емельяненко.

На чемпионате мира по боевому самбо в 2009 году с ним пересекался. Два раза сфотографировались. Первый раз в раздевалке. Второй раз с медалями. Мы тогда оба третьи места заняли. Федор очень скромный человек.

19780_1155170734384_4748662_nФанаты ММА пишут тебе?

Пишут. Нагуглят, что я МакГрегора побеждал, и пишут. Вопросы задают, отвечаю им (смеется). MMAJUNKIE хотели снять видео обо мне. Американский журналист говорил, что попросит у начальства деньги и прилетит. Больше он со мной не связывался. Видимо, ему финансы не выделили. Но если Конор победит, то скорее всего они еще приедут.

– Ты выступал на одном турнире с бойцами UFC Резой Мадади, Александром Густафссоном, Каталом Пендредом, Пэти Холоханом, Норманом Парком.

Реза Мадади – отморозок. Хотя, опять же, бойцы между собой вежливы. Быть может, Мадади в жизни ворует сумочки у девушек, а ко мне подошел и предложил жвачку.

С Густафссоном не общался. Александр тогда против украинца Владимира Шемарова дрался. Мы с Володей в одном отеле жили, пофоткались вместе в Стокгольме. Ему нужны были деньги на ремонт квартиры, вот он и прилетел неготовый в Швецию. Познакомились и он попросил меня побыть его секундантом во время боя c Густафссоном.

Нормана Парка знаю лично. Он нормальным парнем был, общались немного. Но у него такая толстая девушка! Так стыдно за него было. Вроде хороший боец, а встречается со страхолюдиной. Затем Нормана подписали в UFC, и он удалил меня из друзей в фэйсбук. Ну ладно, зла на него не держу. Ирландцы они такие. Расп**дяи, в общем.

С Холоханом дрался. Он меня тогда честно победил, лучше готов был. Я его на залом колена брал, а он, падла, такой гибкий, вывернулся.

 

tribuna.com