Конор соревнуется с Жоржем Сен-Пьером

cdn.tribuna.comЕдва я успел прийти в себя после приезда домой в Дублин из Бостона, как мне позвонил менеджер Конора, Оди Аттар. Он был в панике.

– Джон, Конор пропал! – взволнованно сказал Оди. – Он уехал на моей машине и не отвечает на звонки. Я не могу связаться с ним уже несколько часов.

– Придержи коней, Оди, – ответил я. – В чем дело? Почему он вот так исчез?

– Он узнал, что у него разорвана передняя крестовая связка. После этого он взял мою машину и пропал.

Конор прошел МРТ-сканирование в Лос-Анжелесе за два дня до этого. В четверг вечером он узнал о результатах … в Твиттере. Когда Дэйна Уайт давал интервью Фокс Спортс, он сообщил всему миру, включая Конора, новость о том, что у Конора порвана передняя крестовая связка. Никому в UFC не пришло в голову сначала сообщить такую важную новость Конору, мне или его менеджеру. Вместо этого, Конор обнаружил, что он должен провести почти год без боев из социальной сети, как и все остальные. Эта травма, которая потенциально могла покончить с его карьерой, требовала реконструктивной хирургической операции. Меня взбесило, что Конор узнал о плохих новостях из Интернета. Ему это тоже наверняка это не понравилось, поэтому он вышел из себя и свалил на машине Оди.

Разрыв передней крестовой связки является довольно распространенной травмой, тем не менее ее достаточно трудно залечить. После долгих лет тяжелой работы, карьера Конора наконец начала приносить плоды. Теперь он будет вынужден остановиться. Мне было понятно, почему Конор вышел из себя.

Я позвонил Конору, и он снял трубку. Сначала он был в ярости, так что я позволил ему выпустить пар. Затем я сказал ему, что у него есть два пути: он может начать жалеть себя, выбросить полотенце и забыть о своих целях, или же он может принять этот вызов и стать сильнее в конце этого испытания.

«Конор, чемпионы побеждают любые трудности. Вот, что отличает их от претендентов», – сказал я ему. – У тебя были трудности в прошлом, у тебя трудности прямо сейчас, и наверняка будут трудности в будущем. Но ты преодолевал их раньше, и ты преодолеешь их сейчас. Почему? Потому что ты на пути к чемпионскому титулу, а это всего лишь очередное препятствие на пути к нему. Ровно через год в это же время мы будем смеяться над всем этим».

В подобной ситуации я решил, что лучше всего обратиться к соревновательной стороне характера Конора. Поэтому я решил, что если уж он не может участвовать в боях в течение долгого времени, то он сможет принять участие в соревновании другого рода.

«Ты просто шокируешь людей тем, как быстро ты восстановишься. И если они подумают, что ты был хорош раньше, то их просто изумит то, насколько лучше ты станешь, когда вернешься. Ты восстановишься после травмы быстрее, чем Жорж Сен-Пьер».

Эта идея захватила Конора. Шанс побить рекорд легенды ММА действительно заинтересовал его. Бывший чемпион UFC в полусреднем весе Жорж Сен-Пьер получил такую же травму в 2011 году, и вернулся всего через 322 дня после операции, чтобы победить Карлоса Кондита.

– Да, хрен с ней с травмой. Я побью все рекорды. Люди еще такого не видели.

Так начался его долгий путь к восстановлению. Его прооперировали 7 сентября 2013 года в знаменитом медицинском центре, где лечились Том Брэди и Коби Брайант. UFC обеспечили для Конора наилучшие условия. Он провел следующие пять месяцев в Лос-Анжелесе, занимаясь по строгой реабилитационной программе, составленной Хизер Миллиган, прекрасной женщиной и великолепным физиотерапевтом, сыгравшей одну ключевых ролей в выздоровлении Конора. Этот центр был прекрасным местом для реабилитации Конора: он каждый день имел доступ к медицинскому оборудованию мирового класса, а избыток солнечного света, которым, к сожалению, не может похвастаться Дублин, помогал сохранять положительный настрой. Он даже познакомился с Арнольдом Шварценеггером, другом Хизер Миллиган, который нанес визит Конору. Конор был в полном восторге.

(Примечание: Впоследствии, когда журнал «Тайм» внес Макгрегора в список ста влиятельных личностей, именно Арнольд Шварценеггер написал рекомендацию Конору.)

Конор скучал по нашему залу и совместным тренировкам с друзьями. Пока он ограничивался специальными восстановительными упражнениями и велотренажером, они спарринговали и готовились к боям. Я часто присылал его видео спаррингов ребят, чтобы он не терял связь с командой. Несмотря на то, что у него бывали плохие дни, настроение Конора большей частью оставалось позитивным.

«Хорошо отработал еще один день здесь, – говорил Конор. – Прогрессирую каждый день. Я как машина».

У меня никогда не было сомнений в способности Конора отлично справиться с физическими трудностями процесса реабилитации, но ключевым моментом успеха было то, как он будет справляться психологически. Ум Конора оставался активным. Он не сидел перед телевизором, поедая мороженое и жалея себя. Он воспользовался возможностью, чтобы учиться. Хотя он не мог спарринговать, я присылал ему смски с вопросами о том, как он поступит, если окажется в определенной позиции во время боя. Это позволяло ему сохранять вовлеченность в наше дело.

Хизер Миллиган также открыла ему глаза на многие неиспользуемые возможности человеческого тела, и это оказало значительное влияние на подход Конора к тренировкам и на то, как прийти наилучшей физической форме. Хизер также сказала Конору, что его мышцы слишком жесткие, после чего Конор сосредоточился на том, чтобы всегда быть расслабленным и гибким.

Конор выступал долгое время, получая за это гроши, поэтому когда он наконец попал в UFC, одним из его приоритетов стало максимальное увеличение своей способности зарабатывать. Благодаря бонусу за «Нокаут вечера», полученному после боя с Маркусом Бримиджем, он сделал хороший шаг в этом направлении. Тем не менее, перерыв в боях, вызванный травмой, предоставила ему хорошую возможность, чтобы оценить свою готовность перейти на следующий уровень. Все свое свободное время после занятий в тренажерном зале и медицинских процедур, Конор посвящал изучению того, как UFC ведет свой бизнес и роль бойца в средствах массовой информации. Он понял важность эффективного самопиара, особенно, учитывая то, что травма отодвинула его от всеобщего внимания. Большинство бойцов появляются в новостях только, когда они должны в скором времени драться, но у Конора было на этот счет другое мнение. Несмотря на его травму, значительные коммерческие предложения начали поступать от компаний, которые хотели ассоциироваться с его именем. Это заставило Конора отточить свою предпринимательскую хватку. Он не дрался почти год, но сумел стать даже большей звездой во время этого перерыва. Пока Конор находился за обочиной активной жизни, люди постоянно спрашивали меня о том, как идет его восстановление. Даже пожилая продавщица из магазинчика возле моего дома спрашивала меня: «Как его колено? С ним всё будет в порядке?»

Несмотря на то, что Конор не мог спарринговать, он улучшил абсолютно все области во время своего выздоровления. По мере того, как он приближался к полному выздоровлению, он становился все более уверенным в себе. В ретроспективе, можно смело сказать, что этот перерыв был неприятностью, обернувшейся благом, так как он предоставил Конору возможность сделать шаг назад и четко оценить возможности, которые были перед ним, и впоследствии он оказался готовым распознать и использовать большинство из этих них. То, как он справился со своей травмой, является прекрасным примером философии «выигрывай или учись», которую я проповедовал в SBG Ирландия. Для 99% людей этот опыт стал бы негативным, но Конор превратил этот опыт в позитивный. Вместо того чтобы терять во время своего вынужденного простоя, он учился.

После того как Макгрегор вернулся в Дублин, чтобы присутствовать на открытии нашего нового зала в январе 2014 года, он мог пройти остаток восстановительных процедур в Ирландии. Через пару месяцев после возвращения, он уже не чувствовал последствий травмы. Он стал больше, сильнее и быстрее, а его движения стали еще более координированными. Не то, чтобы я в нем сомневался, но всем было очевидно, как много он работал в США. Конор отчаянно хотел боя и тут руководство UFC сообщило нам прекрасную новость: организация собиралась вернуться в Дублин 19 июля 2014 года, спустя пять с половиной лет после UFC 93. Кроме того, они хотели, чтобы Конор участвовал в главном бое вечера. Когда мы узнали об этом, то испытали смесь шока и облегчения. Мы боялись, что после почти года простоя Конор будет вынужден отправиться в конец очереди.

Мы предполагали, что Конора отправят в предварительный кард где-нибудь в Европе. Но возглавить турнир UFC в своем родном городе – это было мечта, ставшая явью. Вот почему активность Конора в средствах массовой информации и социальных сетях оказалась такой важной. Если бы он исчез с поля зрения, то он никогда бы не получил такого статусного предложения. Несмотря на перерыв в выступлениях, он регулярно появлялся в интервью и продолжал процесс превращения себя в суперзвезду. Получив травму в бою, прошедшем в предварительном карде, он вернулся теперь, чтобы возглавить главный кард. Это уже само по себе абсолютно невероятное достижение.

Кроме Конора, на UFC Fight Night 46 в Дублине должны были выступать еще три бойца из нашей команды. Когда Конор был подписан в UFC, он заявил, что хочет прорубить дверь для своей команды. Теперь стало очевидно, что его слова не были пустыми обещаниями. В прошлый раз мы умоляли UFC взять одного нашего бойца, чтобы представлять Ирландию в карде. Теперь настало время, когда сразу четыре бойца SBG Ирландия выступали в шоу, включая два главных боя. Я считаю, что мы этого заслужили. Для возвращения Конора в октагон обстоятельства не могли сложиться лучше. Вместе с ростом его популярности росла популярность ММА в Ирландии, и будущее шоу должно было стать гигантским праздником.

Конор отсутствовал долгое время, но у меня не было сомнений в его готовности. Я смотрел, как он тренируется, и убедился, что он не только восстановился, но даже стал сильнее, чем был раньше. Некоторые фанаты и знатоки высказывали сомнения, что он будет таким же, как раньше, и они были правы – потому что он стал лучше, чем тот парень, которого они видели раньше. Когда мне задавали вопросы о форме Конора я просто улыбался и думал: «Просто подождите и вы увидите. Вы просто не представляете, какое зрелище ждет вас».

Период между операцией и возвращением Конора в строй занял 315 дней – на семь дней меньше, чем у Жоржа Сен-Пьера.

Читайте нас в социальных сетях: «Вконтакте» и «Фейсбук»

sports.ru