Из другого теста. В чем обвиняют Шлеменко и почему в это трудно поверить

shlemenko_ortiz_new_logo13 февраля боец Александр Шлеменко зрелищно победил голландца Мелвина Манхуфа и стал автором лучшего нокаута февраля, но в ответ получил обвинения в употреблении допинга: 17 марта атлетическая комиссия Калифорнии сообщила, что в пробе Шлеменко после боя с Мелвином Манхуфом зафиксировано превышение допустимого соотношения тестостерона к эпитестостерону. Автор prosport-online.ru Александр Лютиков объясняет, почему важно дождаться вскрытия пробы Б, а антидопинговый эксперт Сергей Илюков из финского университета Куопио рассказывает о том, что показывает соотношение тестостерона к эпитестостерону.

Два поражения Шлеменко в 2014 году случились на фоне сомнительного эксперимента: около полугода он не употреблял в пищу мясо-молочные и термически обработанные продукты, то есть был сыроедом. Я видел Шлеменко на третий месяц этой диеты. Изменения были очень заметны, он выглядел сильно похудевшим, с обострившимися чертами лица: его вес упал с 92 кг до 88. Я спрашивал, принимает ли он спортивное питание, раз уж мясо ему есть нельзя. Шлеменко говорил: «Если спортпит пить, это уже будет не сыроедение». Это было в июне. В сентябре 2014-го Шлеменко весил уже 86 кг, вышел изможденным на бой против Брэндона Хэлси, который был на 8-10 кг тяжелее, потерял титул и забыл про сыроедение.

Александр Шлеменко: «Можно было бросить сыроедство еще в мае. Помешало мое упрямство» 

Я вспоминаю ту историю как свидетельство в пользу Шлеменко: он бы вряд ли так истощился, если бы использовал запрещенную фармакологию или пусть даже обычное спортивное питание. Но Шлеменко реально полгода ел злаки, овощи, ягоды, орехи, изредка рыбу — и только в последний месяц разрешил себе творог. Тренируясь при этом до 11 раз в неделю. Это просто чтобы вы понимали, насколько он упрямый человек.

Проверено на себе. Система тренировок Александра Шлеменко 

Подозрение в употреблении допинга для Шлеменко — удар по самому больному. Он известен пропагандой здорового образа жизни, девиз его школы — «Живите трезво», он по своей инициативе встречается с детьми в школах, подходит к курящей и пьющей молодежи на улице и спрашивает — зачем им это надо. Александр вырос и до сих пор живет в отдаленном и неблагополучном районе Омска — на Московке-2. Достаточно сказать, что в четырех километрах от его дома на днях покуривший спайса отец выбросил из окна 3-го этажа своего сына (3-летнего мальчика поймал прохожий). Перед глазами Шлеменко смерти ровесников от алкоголя и наркотиков, поэтому он говорит об абсолютной трезвости в каждом своем публичном выступлении — даже когда его об этом не спрашивают. Было бы здорово, если бы в русском спорте хотя бы десять человек использовали свою популярность так, как Шлеменко.

Александр Шлеменко: «Моя страна тонет в алкоголе, поэтому я так часто говорю на эту тему» 

Можно понять Александра, который впервые в своей карьере оказался недоступен для прессы. Ему будет сложно, почти невозможно оправдаться. Любые слова, которые он произнесет в свою защиту, будут осмеяны.

Доказать, что случилась ошибка, он может только с помощью пробы Б: даже если предположить злой умысел лаборатории, невозможно нахимичить с анализами так, чтобы добиться идентичных результатов в двух контейнерах. И если Шлеменко уверен в своей невиновности, то он потребует исследовать эту пробу.

Пока этого не сделано и информация скудна, каждый развлекается как может: популярный ММА-блоггер со Sports.ru пишет, что Александр провалил аж два теста — до и после боя (хотя тест был один), Чемпионат.com выходит с жутким заголовком «Лучше бы пил и курил» (я посмотрел в фэйсбуке фотографии автора заголовка и вынужден признать, что это был совет эксперта), а на страницах газеты «Спорт-Экспресс» фамилия Шлеменко появляется в первый раз за последние два года.

То есть теперь мы хотя бы знаем, что должен сделать боец ММА, чтобы о нем написал «Спорт-Экспресс».

Сергей Илюков, спортивный врач, антидопинговый эксперт (университет Куопио, Финляндия).

PROСПОРТ: Что выявляет тест на соотношение тестостерона к эпитестостерону?

Илюков: Соотношение тестостерона к эпитестостерону применяется в антидопинговой практике с 80-х годов и было выведено профессором Манфредом Донике, который каким-то чудом получил пробы участников Олимпийских Игр в Москве (1980). Отталкиваясь от результатов данных проб, он пришел к заключению, что соотношение выше 6/1 указывает на допинг, применение препаратов аналогов мужского гормона тестостерона. Впоследствии тест был доработан и пороговое соотношение было снижено до 4/1. Сейчас это соотношение применяется в качестве просева проб и ведет к дополнительным исследованиям. У некоторых людей это соотношение от природы высокое и может составлять 10/1. В таком случае делается так называемая масс-спектрофотометрия, при помощи которой определяется, является присутствующий в больше обычного концентрациях тестостерон естественным или экзогенным (введенным в организм наружным образом — с большой вероятностью в качестве допинга).
В данном конкретном случае, не зная нюансов результатов тестирования, не берусь утверждать о причинах повышенной концентрации тестостерона.

Собственно проблема применения препаратов производных тестостерона, в том числе анаболических стероидов, в ММА достаточно широка. Тема в последнее время широко обсуждалась и хотелось бы ожидать изменений к лучшему, т.е. уменьшению приема запрещенных препаратов. Для этого есть ряд средств, но, видимо, в меру экономических соображений, а, может быть, и отсутствия экспертизы, эти средства не вводят в практику. Биологический паспорт спортсмена во многом мог бы решить эту проблему.

PROСПОРТ: Зачем принимают искусственный тестостерон?

Илюков: В результате применения растут сила, скорость, выносливость, стероиды приводят к повышенному чувству агрессивности, отчасти могут влиять на болевой порог, повышая его. Первые случаи использования препаратов тестостерона вне медицинских целей датируются 40-ми годами прошлого века — для повышения работоспособности солдат немецкого Вермахта. Лишь в середине 50-х годов эти препараты стали применяться в спорте — и их прием лавинообразно взорвал спорт с начала 60-х годов.

PROСПОРТ: Снижает ли искусственный тестостерон выработку естественного?

Илюков: Конечно, экзогенный тестостерон в длительной перспективе влияет на репродуктивную функцию, выработку своего тестостерона и несет в себе ряд других рисков, в том числе заболеваний сердечно-сосудистой системы.

PROСПОРТ: Можно ли подмешать в пробу что-то, чтобы она стала положительной на превышение уровня тестостерона?

Илюков: Контейнер, в который спортсмен сдает пробу, имеет специальную конструкцию и открывается лишь один раз. Если по прибытии в лабораторию контейнер вскрыт, никто не станет исследовать пробу. Она просто теряет свою пригодность. Вероятность, что кому-то в лаборатории выгодно подмешивать в пробу запрещенные препараты ниже, чем вероятность мошенничества спортсмена. К тому же собирается как правило две пробы.

PROСПОРТ: Если проба А была положительной на повышенный тестостерон, может ли проба Б быть отрицательной?

Илюков: Такое бывает, но это большая редкость. Допустим, проба Марион Джонс дала позитивный результат на ЭПО. Но вторая проба оказалась «чистой». ЭПО — белок и имеет свой период полураспада, просто он распался до тех пор, пока успели протестировать пробу Б. С тестостероном такого ждать не стоит. Вскрытие второй пробы происходит в присутствии спортсмена. Если спортсмен отказывается от вскрытия второй пробы, то дело ясное. Так что самое разумное — дождаться этого момента.

Шлеменко в февральском интервью prosport-online.ru о допинг-тесте, который он прошел в день боя с Мелвином Манхуфом:

— Череда скандалов в 2015-м связана с топовыми бойцами UFC: на кокаине поймали Джона Джонса, на марихуане — Ника Диаза, на стероидах — Андерсона Силву и Гектора Ломбарда. Перед вашим боем с Манхуфом были тесты на допинг?
— Да, примерно за час до боя. Меня радует, что мы теперь деремся в Калифорнии: здесь жесткая атлетическая комиссия, здесь есть тестирование. Два предыдущих боя в «Беллаторе» — против Ортиза и Хэлси — проходили на другом побережье, где комиссия не такая строгая. В результате за эти два боя был только один тест: и тот не на стероиды, а на наркотические вещества. Я очень хочу, чтобы за борьбу с допингом взялись пожестче. И то, как стали обстоять дела сейчас, меня устраивает. В таких условиях я получаю преимущество.
— Вы дрались с Гектором Ломбардом в 2010 году за пояс чемпиона «Беллатора». Тогда было тестирование?
— Да. Было после боя.

 

prosport-online.ru