«Хочу еще начудить, чтобы войти в историю». Чемпион мира после 10 лет в тюрьме

977203В 38 лет Марат Балаев вышел из тюрьмы, а уже через два года стал чемпионом мира по версии АСВ.

«Поломанные уши и фамилия – вот мой паспорт»

В детстве осетин Марат Балаев жил в Туркмении, где и начал заниматься борьбой. На Олимпиаду в Барселону не смог попасть из-за того, что развалился Советский Союз. После этого бросил спорт и в конце концов попал в тюрьму: Балаеву дали пять лет за вскрытие чужих квартир. В тюрьме накинули еще пять лет якобы за нарушение дисциплины. В 2014-м Балаев вышел и начал новую жизнь: сначала занимался для поддержания физической формы, а потом вместе с тренером Сергеем Никитиным решил ворваться в мир смешанных единоборств. В 40 лет Балаев взял титул чемпиона лиги АСВ (Absolute Championship Berkut, российская организация, проводящая бои по правилам ММА – прим.ред.) в полулегком весе.

– Вы всего пару недель назад получили паспорт, без которого жили долгие годы. Как у вас это получалось?
– В Осетии очень любят спорт и борьбу, поэтому, когда видели мои поломанные уши и местную фамилию, проблем не возникало. После того, как я освободился из тюрьмы, у меня была справка об освобождении и какие-то старые документы. Так и жил: передвигался только на машине, а на соревнованиях нам шли на уступки. Все обходилось.

– Значит, получение паспорта стало событием?
– Конечно. Как говорится, без бумажки ты букашка, а с бумажкой – человек. Скоро будет первый бой, который я проведу уже с паспортом (улыбается). Теперь не будет проблем с самолетами, меня часто зовут по России: в Омск или Челябинск. В любой момент могу сесть в самолет и спокойно долететь, чтобы провести мастер-класс, например.

«Два месяца уже готовимся, чтобы съесть Батаева»

– Насколько изменилась ваша жизнь после того, как вы взяли титул?
– Все поменялось: стало много фанатов и друзей. Но я это кино уже проходил: в молодости я собирался стать олимпийским чемпионом по вольной борьбе, поэтому вокруг меня было очень много народу. А когда я свернул с этой дорожки – все пропали. Сейчас история повторяется, но я уже намного лучше понимаю людей после того жизненного коридора, который я прошел. По глазам вижу, кто и что из себя представляет. Всю критику и похвалу я воспринимаю как музыку, потому что мне надо двигаться дальше, мне некогда вместе с ними радоваться своим победам. У меня в голове есть понимание, что я сделал еще очень мало.

– Как проводили время после завоевания титула?
– Отдохнули хорошенько, вместе с моим тренером Сергеем Никитиным съездили в Осетию, поели местных пирогов, я ему показал горы. Потом вернулся в Петербург и уже тут немного отдыхал: в театр сходил, расслабился. Даже немного отъелся, тренер мне уже говорит: «Хорош, прекращай уже, жирный стал, хватит есть (смеется)!»

– Когда начали подготовку к бою против Адлана Батаева?
– Два месяца уже готовимся к конкретному сопернику. Мы же заранее знали, с кем я буду драться: смотрим видео его предыдущих боев, чтобы понимать, как во время боя можно будет его съесть.

«Нурмагомедова задергали. Его это отвлекает»

– В молодости вы собирались выигрывать Олимпиаду в вольной борьбе. Допускаете, что получится осуществить мечту, но в ММА?
– Даже если ММА когда-то внесут в олимпийскую программу, я не верю, что я еще буду в этом виде спорта. Я и так иду семимильными шагами, чтобы успеть сделать все, что мне нужно для карьеры, а также оставить какое-то наследие. Я в 40 лет взял титул, но есть и другие планы: хотим кое-чего еще начудить, чтобы в историю войти (смеется). Сейчас важно защитить титул, а уже после ждите громкое заявление. Но для этого я тренируюсь постоянно: метаболизм в моем возрасте такой, что, если хоть чуть дал слабину – приходится с трудом сгонять вес.

– Последняя громкая история со сгонкой веса – ситуация Хабиба Нурмагомедова. Понимаете, как она могла случиться?
– За Хабибом я наблюдаю внимательно: он очень собранный спортсмен и профессионал, но в последнее время его задергали. То Чечня, то Москва, то в Америку надо лететь. Это сбивает человека. Уверен, он искусственно придерживал вес. Эта медийность сыграла свою роль, но без нее никуда. Вариантов у Хабиба нет, от него многое зависит, у него огромная команда. Понятно, что в некоторых встречах отказать людям он не может.

– Его пример медийности – пример для вас как не надо делать?
– Да, но это очень тяжело. Даже к вам на интервью я пришел, сижу и разговариваю, но понимаю, что вечером я буду должен за это отпахать. В обычные дни я лежу дома и мне выпить нужно выпить определенное количество воды, вовремя что-то съесть для диеты. Плюс это все очень сильно утомляет, весь режим идет по-другому. Медийность очень сложно совмещать с графиком профессионального спортсмена, но я принял это в нагрузку, потому что теперь это тоже моя обязанность.

«Поставил себе цель никогда не возвращаться в тюрьму»

– У вас есть два сына, в воспитании которых вы почти не принимали участие из-за того, что были в тюрьме. Сейчас общаетесь часто?
– Я постоянно общался с ними, даже когда находился за решеткой. Это все не очень полноценно, но, когда я вышел оттуда, понимал: у меня много обязанностей, которые я должен выполнить. В том числе, помочь своим детям и родственникам, а также всем, кто помогал мне достигать чего-то в борьбе. Я их всех подвел, срулив с нужной дорожки.

Часто бывает, что люди выходят из тюрьмы и рано или поздно туда возвращаются. Я себе поставил цель никогда там не оказаться. В детстве у меня была мечта выиграть Олимпиаду. Для любительского спорта я уже староват, а вот в профессиональном могу себя проявить. Да и деньги тут неплохие.

– Дети говорили, что гордятся вами?
– Конечно. После первых хороших боев и завоевания титула сыновья писали письма. Младший говорил, что тоже хочет мотивировать людей. Оба сына занимаются боксом, и они завелись конкретно. Все-таки что бы ты ни делал, а собственный пример очень важен. Ребята пашут, тренируются и выступают, из них получатся неплохие боксеры. На титульный бой я не стал их звать – переживал бы, если бы они были в зале. Но потом обязательно приглашу их в гости. Я оттягивал этот момент, чтобы встать на ноги после выхода из тюрьмы. Но я всегда им помогаю.

– Они же живут в Украине?
– Да, у родственников моей первой жены и чувствуют себя нормально. У них иногда бывают проблемы с деньгами, но я всегда стараюсь отсылать нужные средства. Раньше они жили в районе бомбежек, но сейчас переехали, и все в порядке.

***

Сергей Никитин: Ищем сценариста для фильма про Балаева

– Из-за жизненной истории и возраста, Марат Балаев сейчас стал одним из самых интересных бойцов в ММА с точки зрения медийности. Все трудности, которые у него были, сейчас идут ему в плюс. В социальных сетях Марату приходит очень много писем, инстаграм раскручивается до нереальности. Сейчас даже начали появляться спонсоры, которым интересно делать рекламу на нем.

– После завоевания титула много говорили о том, что пора про Марата снимать кино. Есть какое-то продвижение по этому вопросу?
– Это предложение исходило от меня. Я уже общался с некоторыми московскими кинорежиссерами и заинтересовал их. Сейчас мы ищем нормального сценариста художественных фильмов, который мог бы историю Марата адаптировать для киноленты. Уже вышла одна документалка про Балаева, а вскоре выйдет и вторая. Я ее режиссировал и писал сценарий, несмотря на то, что я тренер. Эти видео послужат к созданию одного фильма для фестиваля документального кино. С первого дня работы с Маратом мы снимали каждый шаг, поэтому нам есть что показать. Думаю, получится интересная фестивальная работа. Марат предстанет там мотиватором, который преодолел все трудности и в солидном возрасте добился мечты.

Читайте нас в социальных сетях: «Вконтакте» и «Фейсбук»

sovsport.ru