Фрагмент статьи из журнала FIGHT!

RiYzjzXkMvYБратья Диаз живут со своей мамой, Мелиссой, в скромном двухэтажном доме на окраине Стоктона. На дворе прохладный ноябрьский полдень, я подхожу к дому и Ник открывает дверь. Первое, что я замечаю относительно Ника – его брови. А если говорить точнее, то шрамы, которые их покрывают. Диаз страдает от двойной проблемы плохой для профессионального бойца генетики: выступающей структуры костей и кожи, которая легко поддаётся рассечению.


Эти печальные факты его физиологии объясняют, почему в этот день он не в лучшем расположении духа. За две недели до этого Ник потерпел, возможно, самое досадное поражение в своей карьере, когда спортивный врач остановил его бой в живой трансляции на канале Showtime против Кей Джей Нунса за пояс чемпиона Elite XC в 160 фунтах уже после 1-го раунда. Нунс открыл пару тяжёлых рассечений над обоими глазами Ника, не оставив спортивному доктору иного выбора, кроме как остановить бой.

Услышав вердикт врача, Ник незамедлительно и в гневе покинул ринг, с двумя средними пальцами, высоко поднятыми над головой, пока Нунс прыгал от радости, словно выиграл в лотерею. Я спрашиваю Ника об этом бое и он отвечает быстро и категорично:

“Этот парень – сопляк. Он считает себя профи-боксёром. Пошёл он нахуй, я перебью его в боксёрском поединке, мне плевать. Он не представляет из себя ничего особенного.”

С целью избежать таких остановок в будущем, Ник ляжет под нож хирурга, чтобы убрать рубцовую ткань и отшлифовать надбровную кость, что уменьшит его шансы получить рассечение.