Эра денежных боев в ММА началась

22494563Вскоре после того, как Майкл Биспинг реализовал свою давнюю мечту, стать чемпионом среднего веса, возник вопрос, против кого он может провести свой следующий бой. Это простой и очевидный вопрос, который возникает всегда. Через несколько дней, появился явный кандидат: Дэн Хендерсон.

В возрасте 45 лет, занимая 12 сточку рейтинга в дивизионе, и обладая всего тремя победами в последних девяти боях, Хендерсон бросил Биспингу вызов на бой, который на поверхности кажется очень странным. Однако, история нокаута, которая объединяет Хендерсона и Биспинга на UFC 100, была эпичным моментом всех времён в ММА, и потенциально этот бой мог вызвать ажиотаж.

А потом произошла забавная вещь: почти все согласились на это.

Несомненно, 11 бойцов, расположенных между Биспингом и Хендерсоном могли бы представить свои аргументы, почему они более достойны получить титульник, и некоторые из них, в первую очередь Люк Рокхольд и Жакаре Соуза так и сделали. Но в конечном итоге это никак не повлияло на ситуацию. Реванш Биспинг-Хендерсон назначен на UFC 204, 8 октября, в Манчестере, Англия.

Это лишь один из многих недавних случаев, который доказывает, что эра денежных боёв, где главным образом значение имеет только прибыль, вступила в свои полные права. Бойцы теперь более активно, чем когда-либо, пытаются направить пути своей карьеры мимо очевидных столкновений с бойцами, которые больше заслуживают титульник.

А именно, в последние месяцы мы наблюдали следующее:

— Чемпион легчайшего веса, Доминик Круз, сказал в интервью на ESPN, что рассматривает вариант супер-боя с Хосе Альдо или Деметриусом Джонсоном.

— Чемпионка легчайшего веса, Аманда Нуньес сказала в UFC Tonight, что подождет Ронду Роузи.

— Новый чемпион полусреднего веса, Тайрон Вудли, заинтересован в том, чтобы прокатить претендента Томпсона, и получить бой против Сен-Пьера или Ника Диаза.

— После выигрыша титула в легком весе, Эдди Альварес немедленно заявил, что нацелен на Конора Макгрегора или Нейта Диаза.

Альварес, возможно, подвел самый лучший итог происходящему, когда сказал в интервью Брету Окамото: «В боях с лучшими парнями не платят так много, как в цирке. Я хочу присоединиться к цирку. Я хочу заработать эти цирковые деньги».

Теперь, обладая поясом, у Альвареса есть все права, поигрывать мускулами, но не только чемпионы занимаются этим. Деннис Бермудес вызвал Фрэнки Эдгара, Дэвид Теймур вызвал Сейджа Норткатта, Аль Яквинта вызвал Тиаго Алвеса и, наконец, Уилл Брукс вызвал Эдсона Барбозу.

Всюду, куда бы вы не бросили взор, бойцы пытаются выстроить свой собственный путь. Это тренд, который не показывает никаких признаков замедления, и вскоре может стать нормой, а не исключением.

В то время как вызовы не являются чем-то новым в ММА, широкое применение такой практики получило развитие в последнее время. Долгое время бойцы выигрывали бои, и комментатор UFC, Джо Роган, или кто-то из команды журналистов, спрашивали, с кем бы он хотел провести следующий бой, только, чтобы помочь матчмейкинговой команде UFC.

Это уже не тот случай. Возможно, спортсмены теперь адаптировались, и стали более тщательно следить за тенденциями матчмейкинга в UFC, и тем, какие бои принесут больше денег.

«Я думаю, бойцы смотрят глубже»,- сказал Биспинг в интервью порталу BleacherReport. «Все хотят бои с большими деньгами, иногда претендент номер 1 — это не денежный бой. Если ты чемпион, ты хочешь получить как можно больше денег, насколько это возможно».

Вероятно, лучшим примером этому, являются бойцы, которые получили свой бой, объединив усилия. Хотя между ними не было никакого сговора, по словам UFC, и Макгрегор и Диаз не рассматривали никакого другого варианта, как только бой друг с другом.

Даже когда UFC удалила Макгрегора из UFC 200, за отказ посещать пресс-конференции, Диаз отказался драться против замены, решив подождать более денежного боя с Макгрегором. В конечном итоге, UFC назначила реванш между ними на UFC 202.

«Макгрегор говорит обо всех этих бойцах, как будто они какие-то кретины, и он прав. Они все чертовы кретины»,- сказал Диаз во время телефонной конференции. «Я не из тех парней, которые сидят и разговаривают о контрактах. Я охреневал от своего контракта последние шесть лет. Я прошел через ад, но я знал, что получу свое, когда придет время. Я собирался взять свое, во что бы то ни стало, и у меня был план, как это сделать».

Диаз, вместе со своим братом Ником, был одним из тех редких бойцов, которые публично критиковали свои контракты с UFC, но, вероятно, более всех повлиял на нынешнюю тенденцию с денежными боями именно Конор Макгрегор.

С того момента, как он прибыл в UFC, в 2013 году, Макгрегор превратил свой талант рассказчика в помощника по восхождению в рейтинге. Мир единоборств быстро обратил на него внимание, и поп-культура не отставала. Наделённый сверхъестественной способностью, выдавать крылатые фразы, Макгрегор сделал своей целью деньги, открыто обсуждая восьмизначные контракты на Fox Sports 1 , и возможность стать миллиардером.

В спорте, где заработки бойцов были тайной, скрываемой в таинственных бонусах в раздевалке, и сокрытых от глаз гонораров за платные трансляции, желание Макрегора вывести заработки из тени, привлекли к нему внимание и зародили интригу.

Кроме того, возможно, недавняя продажа UFC за $ 4 млрд послужила неким ключом к умам спортсменов, которые поняли, какой большой кусок пирога они могут откусить.

«Мы заслуживаем всего»,- сказал недавно Макгрегор на телефонной конференции, посвященной UFC 202. «Мы ставим на кон больше, чем любой другой человек на планете, и все это ради вашего развлечения, так что мы достойны всего этого; мы достойны, чтобы наши имена гремели. Мы достойны абсолютно всего за то, что мы делаем здесь».

Тем не менее, в недавней практике наблюдается обратная реакция.

Вудли, для примера, подвергся критике после того, как назвал бойцов, с которыми он предпочитает встретиться. Его стали обвинять, что он избегает Томпсона.

Бойцам все понятно. Это их работа, получить максимум из своих достижений. Никто бы в мире не отказался от этого, если все, что им при этом нужно было сделать, это просто сказать пару слов. Разница заключается только в вербализации своих предпочтений. Посмотрите на Макгрегора. Посмотрите на Диаза. Посмотрите на Хендерсона.

«В конце концов, я единственный, кто контролирует свой банковский счет»,- сказал Вудли во время недавнего интервью TheMMAHour. «Я тот, кто контролирует своих четырех детей, жену, дом, который я хочу, выкупить в этом году. Это реалистичные цели, которые достижимы при правильном бое. Так что я никому ничего не собираюсь объяснять».

Руководителям UFC в целом нравится, когда бойцы вызывают противников. Это дает им идею, поднять к бою интерес. О поединке начинают разговаривать люди. Создается ажиотаж, который имеет решающее значение для привлечения зрителей, которым в некоторых случаях придется потратить до $ 60, чтобы посмотреть бой по телевизору.

В отличие от видов спорта с клюшками и мячами, где есть регулярный календарь, так что даже пассивные болельщики могут следить за чемпионатом, в ММА все зависит от организаций, которым нужно привлечь внимание к каждому шоу с нуля. Вызывая противников, бойцы могут создать этот процесс, часто в интересах всех сторон.

«Мы не рабы»,- сказал Биспинг, который, за пределами клетки подрабатывает аналитиком UFC на канале FOX. «Нас не принуждают драться с кем угодно. Мы не заключенные. Мы имеем право, сказать, я хочу драться с этим парнем. И также мы может сказать, мы не хотим драться с тем парнем. UFC может сказать, мы не хотим делать этот бой. Это бизнес. Это отношения со взаимными уступками».

«Мы можем высказывать свое мнение, они могут свое, и мы можем соглашаться или не соглашаться. Надо найти золотую середину. Речь идет о поиске боя, который будет устраивать все стороны — вас, UFC и вашего противника, и который будет логичен».

В конце концов, это трудный процесс, где преимущество обладания большой серией побед часто проигрывает холодным наличным. Кому-то придется сказать Томпсону, что несмотря на его просто удивительную серию побед из семи поединков, ему придется подождать в очереди. Кому-то, вероятно, придется сказать Альваресу, что его супер-бой придется ждать слишком долго. И никто не сможет сказать Альдо, когда в свой дивизион вернётся Макгрегор, чтобы провести с ним реванш.

Это грязная, неточная наука, но она, конечно, сохраняет интерес к происходящему. И это ключ ко всему, и причина, почему это будет продолжаться. Дни, когда все молчали, давно прошли. Говорить лишь своими кулаками больше не достаточно. У бойцов есть площадка, чтобы озвучивать свои требования, и они используют систему, чтобы это делать.

Эра денежных боёв началась, и пути назад больше нет.

ufc-mania.ru