Чеченская организация хочет «сломать хребет UFC»

img_11518_1cc8724aec7463083c298d92f5130a91Организация Absolute Championship Berkut базируется в Чечне, где провела 12 турниров по смешанным единоборствам (еще по одному в Польше и — совместно с компанией М-1 — в Петербурге). Основатель ACB Майрбек Хасиев в интервью корреспонденту prosport-online.ru Александру Лютикову объяснил, почему его главный конкурент в России — М-1, а в мире — UFC.

— Вы запустили систему гран-при. Подобная до недавнего времени существовала в американской организации «Беллатор», что принесло ей популярность и среди зрителей (за счет понятной системы турнира и получения титульных боев), и среди самих спортсменов (за счет возможности выиграть 100 тысяч долларов за три боя). Вы хотите занять нишу, которую освободил «Беллатор»?

— Так тоже можно сказать. Главная цель гран-при — в течение двух-трех лет собрать перспективных и опытных бойцов в нашей организации. Возможность хорошего заработка для бойцов тоже важна. Да, мы пока не можем позволить себе такой уровень гонораров, какой был раньше в гран-при «Беллатор», но сейчас мы сделали главное: вышли на самоокупаемость. Если развитие и дальше будет продолжаться такими же темпами, то к нам потянутся бойцы из того же «Беллатора».

— Как получилось стать самоокупаемыми?

— Сейчас бренд «Беркут» очень сильно развился. Как пример — во всех наших клубах занимаются порядка двух тысяч человек. Каждый из них делает ежемесячный взнос — от полутора до трех тысяч рублей. Эти деньги аккумулируются и вкладываются в проведение турниров. Наша идея состоит в том, чтобы создать промоушен мирового уровня. У нас есть клуб «Беркут» — кузница кадров. И лига ACB, где эти спортсмены могут выступать, развиваться.

— Я недавно общался с Вадимом Финкельштейном, главой компании М-1. Вадим между делом сказал, что если менеджер бойца выступает еще и организатором боев для этого бойца, то ничего хорошего не получится. Не будет конкурентных боев.

— Наш принцип: наши спортсмены получают соперников равного или чуть выше своего уровня. У нас нет желания набить им рекорд на слабых бойцах, чтобы у них было 20 побед и 0 поражений. Это вопрос внутренней морали.

— Но есть другая крайность. У вас есть спортсмен Асланбек Мусаев — рекордсмен в поднятии тяжестей одной рукой. Но он занимается ММА чуть больше года — при этом сначала он подрался с Бреттом Роджерсом, потом с Кенни Гарнером — эти люди значительно опытнее и даже банально тяжелее его. Обоим проиграл. Не считаете, что вы бросили Мусаева под танки?

— Я не принимал решения об организации этих боев. Мое мнение: Асланбеку не нужно было прыгать через две ступеньки. Перед встречей с такими соперниками нужно было набраться опыта, подтянуть и стойку, и партер.

— Кого вы видите своими главными конкурентами?

— В России это однозначно М-1. Они подбирают хороших бойцов, делают конкурентные матчи, в которых сложно предсказать результат. Fight Nights, мое мнение, тянут своих бойцов, доводят их статистику до 10-0, 15-0. А есть одна хорошая фраза, не моя: «Если твоя статистика 22-0, ты дрался не с теми бойцами».

— Я помню эту фразу в вашей громкой переписке с Хабибом Нурмагомедовым. Вы действительно хотели организовать бой Хабиба с бойцом «Беркута» Мусой Хаманаевым?

— Меня немного неправильно поняли. Хабиб тогда написал, что его боятся действующий чемпион UFC Энтони Петтис и другие бойцы. А я написал в ответ, что есть люди, которые его не боятся. Например, Муса Хаманаев. К Хабибу я отношусь нормально. Я просто не люблю громких слов. Федор Емельяненко, Беслан Исаев и Муса Хаманаев не произносили за карьеру никаких громких слов о себе: они просто выходили и побеждали.

— На пресс-конференции после ACB-10 вы выразили намерение «сломать хребет UFC». Вы это серьезно говорили?

— Я отдаю себе отчет о том, что говорю. И прекрасно понимаю, что людям может быть удивительно слышать о конкуренции с UFC. Но если не ставить перед собой большие цели, то зачем вообще тогда заниматься этим? UFC даже сейчас это не космос и не пуп земли. Мы помним времена, когда UFC буксовала. И если все будет идти нормально, по плану, то в ближайшие два-три года UFC будет по крайней мере осматриваться по сторонам и с опаской относиться к нашему промоушену. Это сто процентов.

prosport-online.ru