«Я большой фанат чеченцев, а еще мне нравится Путин». Интервью с соперником Федора

1100_10000_maxУтром 29 апреля Федор Емельяненко и Фрэнк Мир проведут поединок в рамках четвертьфинала Гран-при тяжеловесов Bellator. О своем возвращении после двухгодичной паузы, допинг-тесте, отношении к Федору, чеченцам и Путину — в интервью Фрэнка Мира корреспондентам Sport24 Ярославу Степанову и Андрею Лёвину.

— Вы два года провели без боев. Скучали?
— Да, скучал по боям, по тренировкам, по выступлениям. Я люблю это дело, пусть это и звучит по-сумасшедшему. Тысячи людей прямо сейчас летают по всему миру: боксеры, представители джиу-джитсу, смешанных единоборств. Мы получаем деньги за то, что нам нравится. В этом плане я ничем не отличаюсь от других людей.

— Ваш вес сильно вырос за время простоя?
— Да. Стал весить порядка 135 кг. Сейчас все в норме, вешу около 125 кг. За время, так скажем, межсезонья, позволил себе пару раз потусоваться, поэтому и набрал.

— Тяжело было возвращать прежние кондиции?
— Нет, это даже весело было. Я же скучал по тренировкам. Я хороший атлет, у меня неплохая мышечная память. Так что, с этим проблем не было.

— Перед тем, как вернуться, долго выбирали промоушен, в котором планируете выступать?
— Это, кстати, одна из причин, почему я выбрал Bellator: они сказали мне, что я могу выступать в обеих лигах (Bellator и ACB — прим. Sport24). Когда я подписал контракт с Bellator, меня были рады видеть там. Вообще, изначально я планировал сразу после боя в апреле Bellator выступить в мае-июне в ACB. Но, думаю, в этом году мне будет сложновато выступить сразу в двух промоушенах.

— Когда впервые узнали, что вашим первым соперником в Bellator станет Федор Емельяненко?
— Мне об этом сообщили в ноябре прошло года. Позвонили и сказали: «Эй, мы тут собираемся провести турнир, твоим соперником будет Федор». Сперва я не очень обрадовался, считал, что это слишком для первого боя после перерыва. Но потом подумал, что если это турнир, то мы с ним вообще можем и столкнуться лицом к лицу: он может проиграть, я могу, MMA ведь непредсказуемы. Но потом я свыкся с мыслью, что именно Федор будет моим первым оппонентом.

— Сразу начали приводить себя в форму?
— Да, сразу же! Но не сразу сел на диету, потому что там и День Благодарения, и Рождество. Я активно занимался джиу-джитсу. Уже в январе сел на диету, начал заниматься со своим спарринг-партнером и тренером Джеймсом Хорном. Мы делали большой уклон именно на спарринги.

— Бой Емельяненко и Митриона. Что скажете?
— Это супертяжелый вес. Думаю, если они встретятся вновь, результат может быть совсем иным. Особенно после боя Мэтта с Роем Нельсоном. Если Федор будет использовать только самбо, у него будет больше шансов. Точно так же Рой боксировал. Митрион очень хорошо двигается на ногах, он один из самых атлетичных супертяжей, которых мы видели в MMA. Двигается очень быстро, отличный джеб. Но у него не все хорошо в грэпплинге. Федор же великолепный грэпплер. Что говорить, он супермногократный чемпион мира по самбо, мастер спорта. Если он кинет тебя на маты, будешь задушен им.

— Видели бой Федора и Мальдонадо?
— Люди часто рассказывают мне слухи о том, что Емельяненко больше не хочет драться, что он выступает только за деньги, именно поэтому он вернулся в спорт. Я отвечаю им, что они должны посмотреть этот бой. Федору очень крепко досталось, но он дрался всем сердцем. И я не верю, что он выступает только за деньги. Это может быть одной из причин. я тоже дерусь за деньги, это же отлично. Но парни, которые дерутся только за деньги, никогда не дают сдачи так, как это делает Федор.

Вот почему я не готовлю себя для победы судейским решением, думаю, это будет очень нелегко. Федор по-прежнему очень быстр. Я думаю, лучший способ победить его — усыпить. Не хочу доводить дело до конца: чем дольше он остается в октагоне, тем больше у него шансов победить. Я видел столько боев Федора, в которых он проигрывал, но вставал и побеждал. Известный пример — бой с Кевином Рэнделманом. Кевин почти убил его суплексом. Но Федор собрал волю в кулак и победил. Что касается боя с Мальдонадо, то я думаю, что там была ничья. Но Емельяненко точно не проиграл. Федор очень силен ментально. Не знаю, через что он прошёл в детстве, но он необычной силен. Типичный американский стереотип о крепкомрусском мужике. Он тренируется от рассвета до заката. Ты можешь быть более атлетичным, быть сильнее, больше, но этот парень никогда не сдастся.

Федор — легенда нашего вида спорта. Ему не нужно драться, чтобы получить деньги. У него есть свои интересы в бизнесе, он медиа-персона, пусть и говорит очень мало.

— Были ли у вас возможности встретиться с ним в октагоне раньше?
— Когда я был на контракте с UFC, в самом начале карьеры, Pride предложил мне очень много денег за бой с Федором. UFC тогда платили три тысячи за победу и три — за выход на бой. Я попросил у них возможность сразиться с Федором, но они не согласились. Потом, когда у него были переговоры с UFC, встал вопрос о том, сумеем ли мы сделать хорошие продажи.

Дело в том, что Федор — очень тихий, скромный боец. Он не позволяет вмешиваться в свою личную жизнь. Американским, западным болельщикам именно это и нужно. Этим занимается Макгрегор. Людям практически все равно, выиграет он или проиграет, они просто хотят видеть его. Все знают, что Федор — феноменальный боец, но он тихий, он не продаст билеты. Вот почему у него были проблемы с тем, когда он просил несколько миллионов за контракт с UFC. Ему ответили отказом, потому что его предыдущие просмотры PPV (платных трансляций — Sport24) были ужасными. Посмотрите на Брока Леснара. Да ему хоть 80 лет будет, не важно, с кем он будет драться, люди будут платить за него.

— Вы пропустили два года из-за проваленного допинг-теста. Сейчас уже вас навещали допинг-офицеры?
— Да, вот на этой неделе. Три недели назад меня предупредили, что ко мне могут прийти практически в любой момент и взять допинг-пробу.

— Я правильно понимаю, что Bellator не запрещает вам выступать на турнирах ACB?
— Нет, при подписании контракта они сказали, что я могу там биться. Надеюсь, они будут придерживаться этого, потому что я хочу выступать в обеих лигах. Моя цель — стать чемпионом Bellator и ACB. Если мне удастся сделать это,я стану первым чемпионом в трех сильнейших промоушенах.

— Последние годы принято говорить, что Емельяненко — не тот? Согласны?
— Нет. Просто тогда, в нулевых, было меньше сильных супертяжей. Тогда он был отличным супертяжем из нескольких бойцов. Сейчас — он один из очень многих.

— Для многих россиян Федор является легендарным спортсменом. Кто он для вас?
— Один из первых крутых супертяжей в нашем виде спорта. До него у нас были Марк Колман, Марк Керр — здоровые, сильные парни с неплохим грэпплингом, они просто могли задолбить тебя. Затем пришел маленький Федор. Посмотрите на него, он не выглядит, как убийца. Люди спрашивали: кто этот парень? Тихий, ничего плохого никому не говорит, никакого рельефа, кубиков на животе. Он невероятно силен технически, что не раз и доказывал.

— Джиу-джитсу — ваш ключ к победе над Федором?
— Конечно, в этом компоненте я технически подготовлен лучше. Но Федор очень быстр, вынослив. Мой ключ к победе — не дать ему пространства и использовать его скорость. Этот поединок будет сложным для него. Ему придется перестать быть собой, отойти от своего стиля. В том время как я останусь тем, кем являюсь.

— Что с вашей стороны, что со стороны Федора, кажется, нет никакого негатива по отношению друг к другу.
— Ты знаешь, что американцы любят послушать трэшток. Я, конечно, постарался придумать что-нибудь, повыступать. Но все, что я могу сказать о Федоре, это то, что он тихий и не хочет разговаривать со СМИ. Что ему еще можно сказать? Здесь, в США, я никогда не слышал о нем плохих историй: его не замечали пьяным в клубе ночью, ничего плохого не делал с женщинами. Тут не о чем говорить, Федор — хороший мужик. Я был бы рад увидеть его у себя дома. Американцы хотят услышать или увидеть что-нибудь грязное, но… Я попытался!

— Вы много времени проводите в России. Какие главные впечатления о стране?
— Россия — та же Америка, только вы говорите на другом языке. Мне нравится Путин, думаю, и русским он тоже нравится. Считаю его умным лидером, он ставит Россию превыше всего. Думаю, он очень уважаем в вашей стране.

Мне многое нравится в России, но особенно Чечня, я большой фанат чеченцев. Они уважительно относятся к гостям, к старикам и женщинам. Грозный для меня — очень безопасное место, мне там комфортно. Там будет шоу ACB летом, хочу взять туда жену с детьми. Я попытался объяснить, насколько мусульманская культура там теплая, насколько бережно они принимают гостей, что ей не о чем волноваться, она будет под надёжной защитой.

— Уже два года ты вы не выступаете профессионально, но по-прежнему проводите много времени вдали от дома. Жена не ругается?
— Я летаю по миру, чтобы зарабатывать деньги. Надо платить налоги, оплачивать счета. Конфликт был бы, если бы я сказал, что я не хочу никуда летать. Я попробовал разок так сделать, и жена сказала мне: «Поднимай свою задницу и иди зарабатывай».

 Читайте нас в социальных сетях: «Вконтакте» и «Фейсбук

sport24.ru