Камил Гаджиев: «FIGHT NIGHTS вводит систему допинг-контроля»

9e8da54d08d459edb75229f183f1b97dКомпания FIGHT NIGHTS GLOBAL в уходящем 2016 году успела сделать многое: провести бой Федора Емельяненко, внедрить систему гран-при, узнать первых чемпионов организации. Но в 2017 будет еще больше: турниры в США и Бразилии, допинг-контроль… Об этом, первых поражениях Расула Мирзаева и Владимира Минеева, а также многом-много другом, в эксклюзивном интервью корреспонденту «МК» Алексею Сафонову рассказал президент промоушена Камил Гаджиев.


«Система гран-при себя оправдала»

– Считаю уходящий год довольно насыщенным в MMA. Как в мировом, так и в российском, так и в компании FIGHT NIGHTS GLOBAL. Во-первых, на лицо повышение узнаваемости этого вида спорта и отдельно взятых героев. В России же радует большое количество турниров и вовлеченных в процесс людей, растет популярность. Если говорить о нашем проекте, то я рад, что в целом удалось реализовать планы: провели 14 турниров, опробовали новый формат Summer Cup, к которому мы обязательно вернемся. Что не удалось сделать: хотели иметь чемпионов в четырех весовых категориях к концу года, в итоге получили в одной и в двух имеем финалистов. Вмешались определенные факторы, травматизм, сгонка веса… Так что плавно переходим в 2017-й год: начало пройдет под знаком определения чемпионов.

– Компания ввела систему гран-при, довольно неоднозначную. Как ее оцениваешь?

– Думаю, она зашла на «отлично». Несмотря на то, что были замены, сложности, этот путь выявления сильнейшего себя оправдал. Если в перспективе для определения претендентов понадобится формат гран-при, то мы обязательно вернемся к этому снова. Это законный способ, который в итоге дает нам чемпионов, прошедших большое сито отбора.

– Какую весовую категорию ты считаешь самой сложной и насыщенной для выявления чемпионов?

– По составу участников, очевидно, это вес 77 кг. Не успел выбыть Магомед Нуров, как о своих притязаниях на пояс заявил ряд очень классных бойцов. Гаджимурад Хирамагомедов, Сайгид Изагахмаев, которые в поединке между собой определят следующего претендента. Николай Алексахин, Алексей Иванов, Геннадий Ковалев, Гасан Умалатов и другие. Конечно, отличный состав в легком весе. Уже есть чемпион — Магомедсайгид Алибеков, в этом же дивизионе Мурад Мачаев, Ахмед Алиев, Венер Галиев. Плюс тяжелая категория. Мы сумели договориться с людьми, которые не требуют представления. Сергей Павлович, Кирилл Сидельников, Бага Агаев, Алексей Кудин, который из года в год только прибавляет. Михаил Мохнаткин, который принял решение выступать именно в тяжелом весе и уже смотрит в сторону пояса. Ростер тяжей не так велик, но конкуренция очень качественная. В целом же я считаю, что любой спортсмен, которого мы подписали, в перспективе может бороться за титул.

– Мохнаткин оказался пятым тяжеловесом, не вписавшимся в рамки гран-при. Можно ли говорить, что именно он сойдется с победителем чемпионского боя Сидельников — Павлович?

– Скорее всего да. От него мы знаем, что с большим удовольствием он подрался бы с Павловичем: с Сидельниковым они партнеры по команде и это нельзя не учитывать. При этом я считаю, что бой Мохнаткина и Агаева отлично зашел бы как главный поединок вечера в Санкт-Петербурге, где обоих хорошо знают. Думаю, Миша не будет ждать до определения чемпиона и сразу после первенства России по боевому самбо выступит в FIGHT NIGHTS.

– Когда ожидается мероприятие в Северной столице?

– Совершенно точно турнир будет 2 июня, но я думаю, что можем провести и ранее еще один. У нас очень много питерских бойцов.

«В 2017 проведем турниры в США и Бразилии, а также введем допинг-контроль»

– Сколько всего планируется провести турниров в 2017 году?

– Около двадцати. География будет обширная, думаю, посетим и американский континент. Туда нужно приходить с очень сильным турниром, который интересен не только российскому зрителю, но и американскому. Нужно делать, чтобы он привлекал внимание.

– Лас-Вегас?

– Скорее Нью-Йорк. Также обязательно нужно провести турнир в Бразилии. У нас есть Фабио Мальдонадо, Диего Брандао. Отличные отношения с Антонио Бигфутом Сильвой.

– Появление Бигфута можно ожидать?

– Если он будет в конкурентной форме, то, думаю, что да. Пока он был в России мы тепло поговорили. В поединке с Иваном Штырковым он смог переродиться и показать себя, потому что последние его поединки не выдерживали никакой критики.

– Будут ли какие-то нововведения в 2017?

– Мы вводим процедуру допинг-контроля. Так что всех спортсменов прошу обратить на это внимание. Возможно, в зрелищности поединков или кондициях спортсменов мы сделаем один шаг назад, но в перспективе — это два шага вперед. Не секрет, что допинг разрушает организм, а век спортсмена не так долог, чтобы не думать о том, что будет после MMA. Наличие допинг-контроля это большой шаг на пути к добросовестной конкуренции, индустрия нуждается в этом.

– Почему Россия так долго шла к этому?

– Дело в том, что у нас в принципе тяжело осуществлять систему контроля. РУСАДА находится в непонятном статусе и не ясно, насколько легитимными будут пробы, взятые российскими лабораториями.

– Кто будет осуществлять контроль в FIGHT NIGHTS?

– Будем привлекать международные структуры. Пока не восстановят статус наших.

– Компания готова к тому, что многие бойцы могут «посыпаться» после этого нововведения?

–Если заранее уведомить бойцов об этой процедуре, то можно найти кучу альтернативных способов вывести свой организм на новый уровень. Диеты, тренировочный режим и так далее. Этот подход, старый и добрый, никто не отменял. Многим в определенный начало казаться, что все вопросы можно решить при помощи допинга, а все, что было использовано ранее — отложить. Теперь настало время достать старые способы с полки.

– Что будет с тем, кого уличат в применении запрещенных препаратов?

– Будем дисквалифицировать, будем штрафовать. Но момент очень тонкий: нужно исходить еще и от позиции соперника, ведь мы не можем взять и одного из них лишить возможности провести бой, заработать и засветиться. Так что нужно все хорошо обдумать, в одночасье такое ввести невозможно.

«Я комфортно поработал с Федором Емельяненко»

– Какое событие в 2016 году было для тебя самым запоминающимся? Понимаю, что ответ, наверное, очевидный, но…

– Да, конечно, это турнир Емельяненко — Мальдонадо. Считаю это историческим событием для российских единоборств. Я видел этот переполненный зал, соучастие людей. В момент, когда Федор упал, болельщики встали и не садились до конца боя! Но есть еще ряд поединков, которые мне запомнились. Расул Мирзаев — Леван Макашвили, Магомедсайгид Алибеков — Нариман Аббасов — впервые в нашем промоушене был пятираундовый бой, и Владимир Минеев — Ясубей Эномото.

– Какой опыт ты получил от работы с Федором Емельяненко?

– Я довольно комфортно поработал с ним. Если и были какие-то сложности, то они были обусловлены тем, что Федор очень много времени проводил в спортивном зале. Был просто дефицит времени, во всем. Но мы провели огромный объем работы. Также большой плюс в том, что на том турнире провели поединки и других ярких ребят. Если бы был бой только Федор — Мальдонадо, было бы гораздо сложнее.

– Имеет место разговор о конкуренции с M-1, которые тоже проводили турнир в те дни, когда в Санкт-Петербурге проходил Экономический форум?

– Объективно — нет. И они получили свою аудиторию, и мы. Были люди, которые сходили и на один турнир, и на второй. Но что тут греха таить: наше мероприятие получилось сильнее, потому что был Федор Емельяненко. Я думаю, Вадим Финкельштейн не пожалел, что все-таки решил провести событие в эти дни: свой выхлоп это дало.

– Конкуренция внутри страны растет?

– Да, и это хорошо. Это позволяет нам всем расти. Если бы этого не было, то мы бы не росли такими темпами, как сегодня. За счет большого объема в целом растет узнаваемость MMA. Дальше вопрос лишь в том, что окажется способнее, фартовее и будет больше работать.

– В 2016 многим запомнился и ваш диалог с ACB, слухи о совместном турнире… Недавно Майрбек Хасиев высказался и по поводу элемента шоу на вашем турнире, оленей.

– Отдаю должное чувству юмора Майрбека! Но задаюсь вопросом: откуда он об этих оленях знает? По его утверждению, наши турниры он не смотрит, но оленей где-то увидел. Я все-таки склонен думать, что Хасиев смотрит наши турниры от начала и до конца. Их и смотреть проще: они транслируются на федеральном канале. Но как бы мы друг с другом не конкурировали, главное — не терять достоинства и адекватности. На вещи надо смотреть реально: FIGHT NIGHTS лидер. Почему? К нам пришла большая не целевая аудитория. Если мы запрем MMA в рамках Северного Кавказа, то единоборства будут развиваться очень и очень медленно. Качество наших поединков уж точно не ниже, чем у других промоушенов страны, просто мы не делаем из этого культ. Мы делаем культ из того, что у нас большое движение под названием MMA.

«Контракт Минакова с Bellator не отвечает критериям здравого смысла»

– Как отнесся к первым поражениям Мирзаева и Минеева?

– Считаю, что это все во благо. В моем отношении к их проигрышам есть несколько составляющих. Как профессионал: это огромный плюс для промоушена. Поединки были довольно равными, и при этом судьи приняли решение отдать победу приезжим спортсменам. Я с ними согласен и считаю, что индустрия растет. Безусловно, в FIGHT NIGHTS есть ставка на определенных бойцов, но мы никогда не пойдем против морали. Во-вторых, аудитория от ребят не отвернется, а ожидать их возвращения будет вдвойне. Если же смотреть глазами человека, который знает их давно, а я считаю себя их другом, то я расстроен. Но если думать философски, то это отличное время, чтобы стать сильнее, пересмотреть тренировочный процесс. У обоих есть возможности для этого.
– Правда ли была идея привезти Конора Макгрегора для боя с Расулом?

– Мы действительно приглашали Конора подраться с Мирзаевым, писали официальное письмо. Но отдавали себе отчет в том, что это возможно только в случае, если Макгрегор расстанется с UFC. Этого не произошло. Но для такого атлета как он, наши двери всегда открыты и достойного соперника мы ему найдем.

– Кого еще организация хотела бы видеть в своих рядах?

– Нам надо будет поработать с женским дивизионом. Сам не фанат женских боев, но раз так много девчат этим занимаются, то надо. Привлекаем ребят из любительских видов спорта: боевое самбо, плюс представители любительского MMA. Подписали контракт с Дмитрием Минаковым на два года. Думаю, он способен повторить путь своего брата: по-спортивному злой, с характером.

– К слову, о Минакове. Только о Виталии. Все уже окончательно запутались, что у него с контрактом.

– Все на самом деле довольно просто. У него есть действующее соглашение с Bellator. Контракт, который на сегодняшний день, объективно, не отвечает никаким критериям здравого смысла с точки зрения условий. Он его подписал очень давно. Но реалии индустрии таковы, что Минаков — тяжеловес, идущий без поражений, заслуживает гораздо лучших условий. И мне не понятно, почему Bellator на них не идет. И почему тогда не отпускает его? Виталик мог бы попробовать свои силы в UFC. Но ни одного, ни второго не происходит, поэтому третье: Минаков продолжает выступать в FIGHT NIGHTS, ему здесь комфортно. Хоть и возникают сложности с поиском оппонентов.

– Сдвиги-то в переговорах есть?

– Переговоры идут перманентно, ничего не меняется. Я уже близок к тому, чтобы сесть в самолет и полететь познакомиться со Скоттом Кокером. Возможно, за чашкой чая стороны услышат друг друга?

– В случае, если соглашение будет разорвано, UFC готово сделать предложение Виталию?

– Сложно сказать. UFC ведет себя корректно по отношению к коллегам. Но, мне кажется, это само собой разумеющееся.

– Расул Мирзаев подписал контракт с WSOF, но бои там не проводит. В чем дело?

– Не секрет, что хотели попробовать свои силы в США, и если это закончилось бы удачно, то продолжить дело в UFC. План очевиден. Просто у меня есть ощущение, что WSOF имеет некие сложности. В целом Расул целиком и полностью сфокусирован на выступлениях в FIGHT NIGHTS, где хочет стать чемпионом в свое весе.

– Многие не любят, когда друг с другом дерутся соотечественники, или даже земляки. Как ты к этому относишься?

– Я за то, чтобы лучшие дрались с лучшими. И если два лучших бойца, оба с Дагестана, Брянска, Мордовии, да неважно, то провести их поединок — единственный способ выявить сильнейшего. Если смотреть глазами зрителя. Болельщик на сегодняшний день достаточно осведомлен, чтобы понимать, зачем тот или иной бой организовывается. Спортсмены, да, зачастую испытывают дискомфорт от того, что бьются друг с другом. Но! У нас в стране огромное количество любительских турниров: в боевом самбо с десяток, в рукопашном бое столько же. И все они там бьются друг с другом! Ситуации, где отказываются выступать — единичны, и только в том случае, если у бойцов родственная связь. Во всех остальных случаях поединки проходят и часто — бескомпромиссно. Так что что мешает выйти и подраться в профессионалах? Даже между друзьями есть негласная конкуренция. В качестве примера: трилогия Микки Уорда и Артуро Гатти. Это же вошло в историю мирового бокса!

– Где могли бы пройти турниры с противостоянием земляков?

– 28 января в Махачкале пройдет под этим знаком как раз. В Дагестане развивается множество школ и это отличная возможность для каждого из спортсменов.
«Готовы провести бой журналистов 25 марта в Москве»

– Думаю, до тебя дошла информация о желании устроить бой журналистов, между мной и Никитой Бурчаком из Вестника MMA. Что скажешь?

– Для того, чтобы подраться в клетке, в присутствии нескольких тысяч зрителей и в эфире перед многомилионной аудиторией, надо иметь железные яйца. Это испытание точно не для слабонервных или малоподготовленных. Если ребята, представляющие другую профессию, считают, что они готовы, то добро пожаловать. Мы с удовольствием проведем этот поединок хотя бы потому, что мы докажем, что MMA доступно для всех. За счет таких боев мы приведем большое количество людей, выполняя еще и социальную миссию.

– Этот проект поможет самим журналистам лучше разбираться в спорте?

– Безусловно, это очень важная сторона медали. Пожив жизнью бойца, журналист станет еще более профессиональным и чутким. Наверное, это последний шаг, чтобы остаться в индустрии навсегда. Человек, который это пережил, никогда не покинет MMA, будет всегда писать о них и делать это правильно. Это как раз то, что единоборствам нужно.

– В таком случае, на каком турнире бой может состояться?

– Вопрос не когда готов я, а когда готовы журналисты. Провел бы бой в Москве, хотя, если поединок между дагестанскими журналистами, то в Махачкале (смеется). В этом случае велика вероятность, что кто-то из них окажется мастером спорта по вольной борьбе!

– Мы будем готовы к марту.

– Тогда — 25 марта, будет большое событие в столице. Реванш Мирзаева и Макашвили, титульный бой между Сидельниковым и Павловичем. Вперед, деритесь! Единственное и самое главное требование: то, что вы покажете в клетке, должно соответствовать тому, что требует индустрия. Я не буду смотреть ваши паспорта, послужной список, мне все равно. Если отдаете отчет в том, что вы можете, то вперед!

fightnights.ru